Актуальные новости »»»

Корейка для легальных миллионеров. Мясной скандал в "Перекрестке" подтолкнул разработку закона о торговле


_____________________________________________

Свинина "по-путински".

Почему покупатели не заметили снижения цен в "Перекрестке"?

Визит премьера Владимира Путина в один из столичных магазинов стал самой обсуждаемой темой прошлой недели. В том числе и среди читателей "Известий". Они недоумевают, откуда берутся наценки в 50-120% и почему потребители должны спонсировать владельцев сетевых магазинов, утративших связь с реальностью. А может, они, владельцы, не такие уж и алчные? Теоретически всех торговцев должен "построить" закон "О торговле", но его хоть и переписывали несколько раз, до сих пор никак не согласуют.

В воскресенье премьер распорядился подготовить закон к концу недели. Каким он получится и почувствуем ли мы его действие на своем кошельке?

Должны ли власти вмешиваться в дела торговые? Ведь в рыночной системе все регулируется спросом и предложением - делай хоть 1000%-ную наценку, если цена не отпугнет потребителя. Если рядом тот же товар стоит дешевле, то только нездоровый человек будет оплачивать запросы ретейлеров. Но в нашей недорыночной системе так не получается.

Основная проблема (для нас с вами) - монополизм торговых сетей.

Наценка в 55-100% - это перебор

Наценка в 120% на мясо потрясла воображение Путина. Поэтому в воскресенье на встрече с лидерами парламентских фракций премьер снова заговорил о "формировании цивилизованных стандартов взаимодействия" поставщиков и торговцев.

- Перекосы должны быть устранены: в среднем наценка торговая в некоторых предприятиях на отдельные виды товаров достигает 55, 100% - это перебор, - заявил Путин на встрече с представителями думских фракций.

Но справедливости ради отметим, что такая накрутка - скорее исключение, чем правило. Обычно торговые работники "довольствуются" 30-50%. Тоже, безусловно, много.

Гребут прибыль лопатой, возмущаются граждане. Можно и так сказать. Впрочем, будем объективны. Наценка, согласитесь, это не прибыль.

Не нужно забывать, что торговля существует не в безвоздушном пространстве.

Магазинам нужно платить аренду (если не имеют собственного помещения, а снимают, скажем, в крупном торговом центре), зарплаты работникам, налоги и т.д. Причем, поверьте, жадность ретейлеров по сравнению с алчностью арендодателей - просто невинная шалость. Торговые площади - вот золотое дно. Недаром же владелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов на этом сколотил нехилое состояние, позволившее ему отгрохать гостиницу в Турции за 1,4 миллиарда долларов.

Но, по мнению специалистов, самая большая часть расходов (не менее 50%) - погашение кредитов.

В тучные годы торговцы наряду со строительством были самыми любимыми клиентами банков. Денег не жалели, щедро одалживая на развитие. И торговля столько набрала, что, как уверяют эксперты, для погашения задолженности компании должны пустить на это пятилетнюю выручку.

Почему расплачиваться за это должны потребители, задается вопросом наш читатель из Московской области. И вопрос его, безусловно, справедлив.

Тем более что долги и прочие расходы ретейлеры с лихвой компенсируют за счет непомерных бонусов, которые платят поставщики за место на полках. Фантазия торговцев породила такое разнообразие этих поборов, что поставщики оказались в прямом смысле слова в сетях у сетей. За вход плати, за продажу товара плати и т.д. В конечном итоге расплачиваются за это потребители.

"Будут вместо крольчатины собачье мясо продавать у дороги"

Урегулировать все эти моменты был призван многострадальный закон "О торговле" (сами ретейлеры, понятное дело, от прибылей отказываться не намерены), который не могут не то что принять - разработать несколько лет.

По сути этот документ должен определить четкие правила торговли, без которых она существует уже многие годы.

Кризис заставил чиновников активизироваться. Прошлой осенью правительство четко дало понять - закону быть. Но только согласия в рядах заинтересованных ведомств не было. Минсельхоз и опекающий его первый вице-премьер Виктор Зубков настаивали на жестком варианте вплоть до введения прямого госрегулирования, выражающегося, в частности, в предельных наценках на социально значимые товары.

Минпромторг отстаивал наиболее мягкий вариант для торговли.

В итоге от прямого госрегулирования было решено отказаться в пользу непрямого. Совсем же оставлять торговлю без контроля, как подчеркнул в воскресенье премьер, нельзя. Иначе не избежать перегибов.

- Будут вместо крольчатины собачье мясо продавать у дороги, а мы ведь не корейцы, у нас нет такой культуры, - заметил Путин.

Это еще разв воскресенье подтвердил премьер, которому спикер Госдумы Борис Грызлов предложил установить максимальную планку торговой наценки в зависимости в том числе от вида продукции.

- И бизнес, и любой гражданин хочет получать побольше, а покупать подешевле, а если можно - вообще бесплатно. Если мы доведем до такого абсурда, то мы уничтожим производителя, то есть то, с чего начинается весь процесс, - прокомментировал предложение Путин, подчеркнув необходимость аккуратного подхода в данном случае и соблюдения "баланса интересов".

В середине июня Минпромторг внес доработанный, компромиссный проект норматива.

Но он оказался не только беззубым, но и весьма расплывчатым в плане формулировок. Даже пресловутые бонусы Минпромторг оставляет на усмотрение ретейлеров.

Зато другой важный момент - типовой проект договора на поставку сельхозпродукции, который будет утверждаться правительством, - все-таки нашел место в документе. Законопроект также предусматривает ограничение волюнтаризма сетей в вопросе оплаты поставленного товара. Всем известно, что сейчас расплата может затянуться на несколько месяцев.

Как неоднократно возмущался глава ФАС Игорь Артемьев, иногда доходит до того, что ретейлеры заставляют поставщиков платить за непроданные товары. Законопроект предписывает сетям оплачивать продтовары в срок до 30 дней, а социально значимые - в срок до 14 дней.

А вот самый принципиальный момент - взаимодействие ФАС и ретейлеров - в проекте Минпромторга оказался недостаточно прописанным. Изначально антимонопольная служба настаивала на том, чтобы снизить порог доминирования (доля рынка, с которой антимонопольная служба может контролировать ретейлеров) с нынешних 35 до 15%. Минпром-торг решил таких резких телодвижений не совершать.

После совещания правительства было принято решение более конкретно прописать полномочия ФАС.

Уже на следующей неделе (в течение десяти дней с минувшей среды), как указал премьер, законопроект о торговле должен быть доработан с учетом всех внятных предложений (в том числе и жесткого альтернативного законопроекта, предложенного депутатами).

В воскресенье Владимир Путин еще раз подчеркнул, что законопроект, от которого, по его мнению, выиграют и покупатели, и бизнесмены, в ближайшее время поступит в Госдуму. Зачем такая спешка, учитывая сырость документа? Да потому что закон уже нужно принять хотя бы в каком-то виде, дорабатывая с учетом практики. Иначе мы так и будем жить в условиях диктата сетей.

"Не из наценки ли магазин оплачивает содержание здания и расходы на тепло?"

Уважаемая редакция! Прочитал статьи, посвященные походу Владимира Путина в супермаркет, и у меня возник ряд вопросов. Премьер был явно недоволен наценкой на продукты питания.

Цифра в 100 и более процентов действительно звучит внушительно. Но не из нее ли магазин оплачивает содержание здания, расходы на тепло и электроэнергию, на доставку товара, платит зарплаты сотрудникам и налоги государству? Какая наценка, по мнению ваших экспертов, может считаться приемлемой с учетом постоянного роста налогов, цен на бензин, газ, электроэнергию? Могут ли "Известия" рассказать, какова позиция правительства и депутатов Госдумы? Ведь они планируют в ближайшее время принимать закон "О торговле", но информации о его содержании очень мало и она противоречива. Конечно, хочется, чтобы продукты были дешевле (и не только продукты, но и мягкая мебель, кровати, холодильники, телевизоры и пр.). Но есть опасение, что государственное регулирование цен приведет к товарному дефициту.

С другой стороны, с удивлением узнал, что торговые сети получают от производителей какие-то деньги, некие "бонусы" за красивое размещение товаров на полках. Это какой-то абсурд! Неужели покупатели должны еще платить и за то, чтобы коробки стояли на уровне лица?!

Впрочем, гораздо больше меня беспокоит судьба маленьких продовольственных магазинов. С торговыми сетями я сталкиваюсь, приезжая в Москву. А живу в небольшом райцентре, и у нас супермаркеты только недавно стали появляться.

Но маленькие магазинчики начали закрываться гораздо раньше. Знакомый недавно закрыл свою лавочку и рассказал, что торговля продуктами - дело хлопотное, не очень прибыльное. Маленькие магазины выживают лишь за счет спиртного. Однако, как говорил мой собеседник, многие ликеро-водочные заводы гонят "левую" продукцию (качество нормальное, но акцизные марки фальшивые).

Он уверяет, что нормальный торговец защититься от этого не может, рисковать свободой не желает. Вот и отказался от бизнеса, здоровье, говорит, дороже. И он такой не один. Кроме того, недавно Русская православная церковь предложила ряд мер по ограничению торговли спиртным.

С точки зрения борьбы с алкоголизмом - меры правильные. Но если не предусмотреть налоговых послаблений или каких-то льгот для небольших магазинчиков и лавок, то нам скоро хлеба негде будет купить. Есть ли в проекте закона что-либо на эту тему?

С уважением ваш читатель Вадим Леонидов, Московская область


(Дата: 22.12.2011)

Другие новости:

Анонс